The Economist: «правая рука Путина» спасла российскую экономику

Набиуллина банк России экономика России банки России резервы России реформы в России

Эльвира Набиуллина является живым воплощением противоречия российской экономики, но несмотря на это, она безупречно справляется со своей работой, говорится в материале британского издания The Economist.

Российская экономика долгие годы сдерживалась рентными доходами и коррупцией, а в последнее время на нее оказывали влияние еще и западные санкции наряду с низкими ценами на нефть и газ, являющиеся основными экспортными товарами страны. Тем не менее, как отмечают авторы издания, ЦБ РФ удается проводить грамотную политику под руководством Набиуллиной, которая смогла спасти российскую экономику от огромных неприятностей.

У Набиуллиной довольно скромное происхождение. Ее мать работала на фабрике, отец был шофером. В течение многих лет она оставалась в эпицентре событий, связанных с переходом России к рыночной экономике.

Впервые с понятием «капитализм» Эльвира Набиуллина столкнулась во время учебы в вузе, когда поступила на курс «Критика западной экономической теории». Довольно необычный старт для современного главы центробанка.

Когда Владимир Путин возглавил страну в 2000 году, основной своей идеей он провозгласил уход от хаоса 90-х годов. Но как только дело дошло до экономического сектора, выяснилось, что «у него не было четких идей», заявил бывший министр экономики Евгений Ясин. Поэтому он доверил экономическую политику профессионалам с довольно консервативным подходом, в их числе была и Набиуллина, ставшая заместителем министра экономики в 2000 году и министром экономического развития и торговли РФ в 2007 году.

Кризис 2008-2009 годов, когда рухнули цены на нефть, и произошла стагнация мировой экономики, показал насколько зависима российская экономика от иностранных хедж-фондов и инвесторов. ЦБ пытался поддержать стоимость рубля, потеряв свыше $200 млрд валютных резервов за несколько месяцев. Во всех отраслях экономики произошло сокращение кредитования. В 2009 году ВВП сократился на 8%.

Это побудило Россию принять два комплекса реформ в рамках подготовки к неизбежному снижению нефтяных цен. Во-первых, она диверсифицировала источники финансирования. В 2013 году российские регуляторы позволили двум международным расчетным системам Clearstream и Euroclear начать работу с некоторыми российскими облигациями.

«Это помогло привлечь институциональных инвесторов, которые, как правило, предпочитают покупать активы, когда они дешевы», — заявил экономист британского фонда Ashmore Джан Ден.

Сумев привлечь западных инвесторов, Россия усилила и роль отечественных. Доля госдолга в их руках выросла с 66% до 70% в 2013 году. Goldman Sachs считает, что активы российских пенсионных фондов, которые регулируются ЦБ РФ, увеличатся с $60 млрд до около $200 млрд к 2020 году.

Ден полагает, что такая диверсификация финансирования привела к тому, что из российской экономики ушло меньше капитала, чем могло бы. По отношению к размеру экономики, отток капитала из частного сектора в 2014-2015 был меньше, чем в 2008-2009 годах. В 2015 году, несмотря на большее падение нефтяных цен, ВВП сократился на 4% — меньше, чем в 2008-2009 годах.

Второе большое изменение после 2008-2009 годов касается международных резервов России. Благодаря высоким ценам на нефть, они выросли на $140 млрд в 2009-2013, достигнув отметки более чем в $500 млрд (пятая часть российского ВВП). Эта большая подушка безопасности является одной из причин, почему Россия смогла проводить агрессивную антизападную внешнюю политику, так как ей не требовалось обращаться к МВФ за поручительством, как было в 1998 году. Это не станет работать на россиян, но это создало пространство для маневра Набиуллиной.

Как только цены на нефть начали падать, Набиуллина дала возможность упасть рублю по отношению к доллару на 40% в 2015 году. Поддержка рубля с целью сохранения покупательской способности простых россиян привело бы к прожиганию резервов страны. Вместо этого ЦБ РФ направил в банки, пострадавшие от санкций, а также в энергетические компании, что помогло им погасить внешний долг. Резервы были задействованы для финансирования дефицита бюджета. Как только восстановятся цены на нефть, ЦБ РФ вновь накопит резервы, дабы вновь достичь отметки в $500 млрд.

Падение рубля только разжигает инфляцию, так как импортные товары стали дорожать. Реальные зарплаты упали более чем на 10% по сравнению с 2014 годом. Процентные ставки оказались единственным инструментом, который ЦБ использовал против падения рубля. Высокие ставки помогли снизить инфляцию до 7%.

«Эти решения отразили способность института делать то, что правильно для страны, вне зависимости от политической ситуации», — заявил ведущий экономист Всемирного банка по Российской Федерации Биржит Ханзль.

Как не раз заявляла сама Набиуллина, такие шаги оказались «болезненными, но необходимыми». И чтобы «облегчить боль» правительство тратит 3% ВВП на рекапитализацию хороших банков и компенсации для россиян, имевших сбережения в плохих. Кроме того, банкам временно разрешено переоценивать валютные обязательства по докризисному обменному курсу, что делает их балансы более здоровыми, чем они были самом деле и, таким образом, проводить больше кредитований.

В то же время Набиуллина ужесточила надзор над банками.

«Она получила карт-бланш от президента установить надзор за банками, которые ранее были практически неприкасаемыми», — отметил председатель правления МДМ-банка и бывший заместитель главы ЦБ Олег Вьюгин.

Было отозвано около 200 банковских лицензий с 2014 года (примерно одна пятая от общего числа банков).

Тем не менее, долгосрочный экономический прогноз пока остается плохим. Критики Набиуллиной утверждают, что виновником всего является жесткая денежно-кредитная политика ЦБ, ибо она вредит инвестициям. Однако корпоративные прибыли в прошлом году выросли на 50%, так как подскочила рублевая стоимость валютных поступлений. У компаний достаточно средств для инвестирования. Главной проблемой здесь являются не высокие процентные ставки, а неопределенность политики.

«Экономический спад в основном является результатом ряда структурных факторов», — отмечает она.

Больше всего Набиуллину беспокоят сейчас не низкие цены на нефть, а то «как быстро и динамично» Россия способна улучшать бизнес-среду.

Коментарии отсутствуют

Написать коментарий

Вам следует Войти чтобы оставить свой коментарий.